Омичка, снявшаяся для обложки журнала Maxim: «После этой фотосессии мне позвонили все мои бывшие парни» Анна МИКУЛА (19 Апреля, 11:28)

Омичка, снявшаяся для обложки журнала Maxim: «После этой фотосессии мне позвонили все мои бывшие парни»Комментарии: 18

О том, как прошла фотосессия актриса Наталья Земцова рассказала в эксклюзивном интервью «Комсомолке» [фото и видео]

Наша землячка стала известной после того, как сыграла главные роли в сериалах «Восьмидесятые» и «Любовь на районе». А недавно она попала на обложку журнала Maxim.

«Во время съемок я вдохновлялась примерами Моники Белуччи и Мерилин Монро»

- Наталья, как удалось попасть на обложку культового мужского журнала?

- Все получилось спонтанно. Мы как-то болтали с подругой Ритой Дорошевич, она занимается моим пиаром (также девушка пишет тексты песен для различных поп-исполнителей. – Прим. авт.). Мы вместе учились в школе, и вот теперь переехали в Москву. Я пошутила, что, пожалуй, снялась бы для Maxim. Она восприняла это, как руководство к действию. Связалась с главным редактором, и оказалось, что они уже давно хотели со мной поработать. Мы очень быстро договорились, встретились со стилистом, назначили дату съемки. И вот я на обложке!

Читайте также:

Это фото появилось в культовом мужском журнале
Это фото появилось в культовом мужском журнале
Фото: с сайта журнала Maxim

- Каким критериям должна отвечать девушка, чтобы попасть туда?

- Быть успешной и, естественно, притягательной. И оказалось, то, что я раньше не снималась в таких журналах, –  тоже плюс.

- Не было психологического барьера обнажиться перед камерой?

- Нет. Команда Maxim – профессионалы. Они сделали все, чтобы мне было комфортно. И у меня ни на секунду не возникло неудобства. К тому же меня ведь не обманом заманили на съемочную площадку. Я точно понимала, на что иду и что хочу получить.

- За кем было решающее слово во время выбора фото?

Отбирала сама редакция. Я им полностью доверилась. Со мной просто утверждали окончательный вариант. Хотя мне очень понравились несколько снимков, которые не взяли. Но к сожалению, это был неформат для Maxim. Они получились более артистичными, похожими на картины. Но на них почти не было обнаженного тела.

- Что больше всего запомнилось во время съемок?

- Был один из первых весенних дней, светило яркое солнце. Но фотограф так выставил свет, что получились сумерки. И это было так круто! Кстати, на сайте журнала выложили видео, как все снималось.

- Фотосессия была долгой?

- Нужное количество кадров мы отсняли быстро. Но потом уже вошли в раж, что начали что-то выдумывать. Я легла на пол, фотограф залез на стремянку надо мной – фотографировал с разных ракурсов.

Быть в форме девушке помогают занятия танцами и боксом
Быть в форме девушке помогают занятия танцами и боксом
Фото: с сайта журнала Maxim

- Вы предлагали какие-то идеи?

- Конечно! Я пришла уже с готовым образом того, как вижу себя. Перед съемками пересмотрела все снимки Моники Белуччи. Она главный профи в таких фотосессиях. А еще мне безумно понравился образ Мерилин Монро. В одной из своих фотосессий она сидит в гримерке в халате, куда-то собирается. Там есть целая история, которая дает возможность зрителям что-то додумать самим. Это и завораживает в фотографии.

«После фотосессии в Maxim мне позвонили все бывшие парни»

- Как родные восприняли появление в такой откровенной фотосессии?

Мы долго боялись говорить папе. На удивление, он довольно спокойно к этому отнесся. Через какое-то время позвонил и говорит: «Доча, я тебя люблю в любом случае».

- А молодой человек?

- Очень мной гордится! Вообще, мне позвонили все бывшие. Получаю очень много комплиментов и просто от хороших друзей. Они все почему-то радуются: «О, боже мой! Мы имели к тебе отношение!» (Смеется)

- Вы с детства, наверное, мальчикам нравились?

- Было дело. Мы с подружками были яркими в школе. Помню, за это нас очень не любили девчонки-старшеклассницы. Я была такой пацанкой – с мальчишками всегда дружила. Естественно, они в меня влюблялись. Я просто всегда была очень открытой – и со мной было легко найти общий язык.

Девушка призналась, что идея сняться для Maxim возникла спонтанно
Девушка призналась, что идея сняться для Maxim возникла спонтанно
Фото: с сайта журнала Maxim

- Вы учились в 115-й школе?

- Да. Думаю, если бы я училась в другом месте, вряд ли бы попала в Москву. У нас была учительница по литературе Татьяна Викторовна Мисюрова. Она просто чудесная! Она делала уроки нескучными, разыгрывала с нами сценки. Может, и это меня подтолкнуло к сцене. В ноябре я приезжала в Омск, виделась с ней.

- С учителями до сих пор поддерживаете отношения?

Да, с людьми, которые стали близкими, стараюсь общаться как можно чаще. Сейчас это сложнее. Но пару раз в год обязательно приезжаю в Омск к родителям хоть на несколько дней.

- Как-то готовились к фотосессии?

- Меня попросили немного загореть, потому что смуглое тело лучше смотрится. А спортом я всегда занималась, поэтому без одежды чувствовала себя комфортно.

- Каким спортом занимались?

- Раньше и танцами, и боксом. А сейчас в Москве сложно найти школу рядом с домом. Поэтому хожу просто на тренировки. В основном уделяю внимание аэробным нагрузкам. Нашла замечательного тренера. Она проводит такие тяжелые тренировки, что после них все просто выползают из зала. Мне это нравится.

- Вы боксом профессионально занимались?

- Нет, я тренировалась у папы Сергея Земцова. Но когда мне предложили участвовать в профессиональных соревнованиях, он отговорил меня. И был прав. А то я сейчас была бы с переломанным носом. Хотя Дженнифер Лопес это украшает.

Земцова стала популярной благодаря съемкам в сериалах
Земцова стала популярной благодаря съемкам в сериалах "Восьмидесятые" и "Любовь на районе"
Фото: с сайта журнала Maxim

- Папино мнение для вас до сих пор решающее?

- Он очень хороший. Папа – тренер по боксу, воспитавший двух чемпионов Европы по боксу. Он фанатично обожает свою работу. Проблемы, естественно, были. В Омске ведь внимание уделяется только хоккею, ну и художественной гимнастике. Естественно, были 90-е, были бандитские группы. Он устоял и не поддался искушению заниматься какими-то более прибыльными вещами, а остался предан любимому делу.

«Ради того, чтобы сняться у Ларса фон Триера, я готова побриться налысо»

- Как родители отнеслись к тому, что вы стали артисткой?

- Нет. Он хотел, чтобы я была нормальной девочкой – вышла замуж, родила детей и не занималась глупостями. У мамы, наверное, какие-то амбиции насчет меня были. Она сама занималась танцами, и ей хотелось, чтобы я реализовалась в творческой профессии. Но папа изменил свое мнение после сериала «Восьмидесятые». Это время его молодости. 

- Не боялись, что откровенная фотосессия помешает дальнейшей карьере, ведь можно стать заложницей одного образа.

- Обнажаться перед камерой – это искусство. В кино такие сцены бывают очень часто. К тому же режиссеры, которые со мной работали, знают, что я могу создавать серьезные драматические образы. Буквально сегодня меня предложили роль в полном метре. Продюсеры увидели мои фото в Maxim. Это ставит крест на карьере, если кроме обнаженного тела ты ничего настоящего предложить не можешь. В любом случае, мы все становимся заложниками стереотипов. Да, мне предлагают большое количество похожих, однотипных ролей. Но бывают и другие. Актер должен суметь сыграть все.

- Вы сначала учились в Омске?

- Да, я пыталась поступить и в ГИТИС, и в Щукинское училище. Прошла довольно далеко, но на последнем туре провалилась. Очень легко поступила на факультет культуры и искусств ОмГУ. Мы занимались в студии при ТЮЗе. Всему, что умею, научилась там. Естественно, у нас было меньше возможностей, чем в Москве, но мы много работали. Владимир Ветрогонов у нас был мастером. Потом поехала в Питер и поступила в Академию театрального искусства. Мне особенно понравилось, что там училась Алиса Фрейндлих. И сейчас в Москве образование, полученное там, очень ценится. С нами на курсе учились 15 бурятов. И первая моя роль в студенческом спектакле была бурятская рабыня.

Больше всего об откровенной фотоссеии Земцова боялась рассказать папе
Больше всего об откровенной фотоссеии Земцова боялась рассказать папе
Фото: с сайта журнала Maxim

- А дипломный спектакль по какому произведению ставили?

- Это были горьковские «Дачники». Я очень любила этот спектакль!

- Как-то ориентировались на нашумевшую постановку Омской драмы?

- Все-таки, я больше прислушивалась к мастеру. Это его постановка – она совсем другая. Хотя я слышала, что этот спектакль Марчелли даже был номинирован на «Золотую маску». Но сама я его так и не смогла посмотреть. Ходила моя мама. Потом позвонила мне и говорит: «О господи! Там абсолютно голый мужчина по сцене ходит! Как это смотреть?!» Но, думаю, там все опрадванно. Это как в любом виде искусства: чтобы не перейти в пошлость, должно быть чувство стиля. Такие вещи всегда на очень тонкой грани.

- Вы как-то сказали, что хотели бы сыграть главную роль в «Грузе 200» Балабанова…

- Да, мне еще нравится картина «Необратимость» с Моникой Белуччи. Просто я хорошо отношусь к такого рода фильмам. Они очень сильно воздействуют на зрителя. Равнодушным остаться невозможно. Хотя, конечно, многое зависит от того, как все сделано. И у великих бывают провалы. А порой и неизвестный режиссер выдает шедевр.

- Если в хорошем фильме вам придется стать некрасивой, будете сниматься?

- С удовольствием! Я мечтаю сняться у Триера. Ради того, чтобы поработать с ним, готова сделать что угодно: побриться налысо или потолстеть на 15 килограммов! Я за эксперименты с внешностью, когда они оправданны.

- Столица быстро вас приняла?

- Я ходила на миллиард проб! Потом стали звать режиссеры, которые меня снимали. Если сейчас пригласит поработать Александр Баранов, с радостью соглашусь. Он недавно снял «Джентельмены, удачи!». Мне нравится, как он работает. У него получаются очень добрые ленты. Но наш зритель пойдет в кино, только если там героям отрывали руки-ноги. Хочешь получить «Оскар» – сыграй наркоманку, психопатку, а еще лучше, если тебя изнасилуют! Добрые фильмы, к сожалению, раскручиваются с большим трудом. Хотя в них играть намного сложнее. Когда ничего чуткого не происходит, надо абсолютно точно попадать в образ, чтобы тебе поверили.

- Вы знаете несколько языков. Это дает определенную свободу жить и работать, где хочется. Не задумывались о покорении Голливудских холмов?

Этим летом я собираюсь в Штаты. Сейчас нашла американку, занимаюсь английским усиленно. Хотя когда училась в школе, думала: «Зачем мне эти языки!» Но они мне уже столько раз помогали, и я верю, что еще очень сильно пригодятся.

«Познакомилась с Алексеем Митрофановым. Говорит, у меня большое будущее в политике»

- В актерской профессии никогда нельзя зарекаться от неудач. Чем еще могли бы заниматься?

- В последнее время задумываюсь о карьере политика. Недавно на съемках программы «Пусть говорят» я познакомилась с депутатом Алексеем Митрофановым. Мы с ним подружились, он очень мной заинтересовался, особенно когда я рассказала ему о своих политических амбициях. Говорит, у меня большое будущее в политике.

- Какую партию бы представляли?

Свою! Кроме того чтобы вести борьбу партий, там есть чем заняться. Тупая война друг с другом – это не лучшее применение сил. С женщинами в политике все очень сложно. Здесь для нас, как в боксе, – такая неизведанная пока территория.

- Есть какая-то женщина, которой хотите подражать?

- Безусловно, покойная Маргарет Тэтчер была великим политиком. Но вообще-то ни в кино, ни в музыке, ни в политике кумиров у меня нет.

getLinks(3);?> getLinks();?>